| Социетальные исследования | Главная страница |



Тимур Полянников,
политолог


По тропам Химеры, или размышления о евразийстве и "новом мировом порядке"


(Часть III)


Предыдущую часть статьи мы закончили описанием самого поверхностного, периферического, внешнего слоя "доктрины Дугина" - учения о планетарном геополитическом дуализме, т. е. о якобы неустранимом системном противоречии между "глобальным Западом" и "глобальном Востоком". Это противоречие, согласно Дугину, развертывается в серии оппозиций "атлантизм-евразийство", "океан-континент", "материальный прогресс - священная традиция", "наука-религия", "демократия-авторитаризм" и проч. и проч. (Сами классики западной геополитики, к авторитету которых постоянно апеллирует Дугин, так далеко в своих построениях не шли, оставаясь на уровне военно-стратегических и экономико-географических констатаций.) В контексте наших размышлений существенно напомнить и то, что в советской исторической литературе геополитику традиционно определяли как "фашистскую лженауку" (генерал Хаусхофер, самый почитаемый дугинистами геополитик, был прямым наставником Гитлера и архитектором нацистской геостратегии). Теперь же мы продолжим "нисхождение вглубь евразийства" и перейдём к его следующему структурному уровню, к тому, что сам Дугин именует "интегральным традиционализмом".


Традиция

В дугинской брошюре "Наш путь" (1999) содержится следующий пассаж (буквально воспроизведённый и в Программе ОПОД "Евразия" в 2001 году): "На религиозном уровне Евразийский Проект России предполагает сохранение и "огласительное" развитие Духа Традиции, новое обращение к религиозным истокам человечества. В таком "возвращении к истокам" заключается расширительно понятая религиозная миссия России. Союз традиционных религий Евразии должен представлять собой геополитическое, культурное соглашение, основанное на соблюдении суверенных прав конфессиональной свободы каждого народа и каждого человека. В Евразии доминируют христианство, ислам, буддизм, индуизм, конфуцианство, даосизм и некоторые локальные архаические культы. Вырождению религиозного элемента на Западе до уровня практического материалистического атеизма, экстравагантным искусственным культам (часто тоталитарным) и "расистским" моделям католико-протестантского фундаментализма, основанного на открытой ненависти к евразийским религиям, Евразия должна противопоставить новый традиционализм, всеобщий солидарный возврат к религиозным корням".

Этот текст чрезвычайно характерен для Дугина, поскольку на протяжении всей своей политической карьеры он пользовался религиозно-метафизической риторикой и, как на высшую инстанцию, постоянно ссылался на Сакральную Традицию (содержание которой, с той или иной степенью полноты, реализуется в традиционных религиозных доктринах). При этом высшим авторитетом современности в вопросах Традиции Дугин и его друзья (Головин, Джемаль и другие) объявили французского философа-эзотерика Рене Генона (1886-1951).

Например, в статье "Пророк Золотого Века" (1991) Дугин писал, что "позиция Генона является образцом той позиции, которую должна занимать традиционная элита, а значит, эта позиция является сущностно необходимой формой проявления Духа в наших условиях, причём Духа, осознанного и распознанного во всей его чистой эссенции". Так что, стремясь прояснить политическую цель дугинских обращений к "традиционным данным", религии, христианству, православию и проч., нам следует обозначить (разумеется, конспективно) некоторые элементы учения французского традиционалиста.

Согласно Генону, физический ("телесный") и психический ("душевный") миры, в которых протекает жизнь обычных людей, являются лишь эманациями, т. е. "истечениями", "производными" или "низшими аспектами", более высокого, метафизического ("духовного") уровня реальности. Именно к нему (и к его отношениям с низшими уровнями) относятся "традиционные знания или данные", зафиксированные в религиозных доктринах разных народов (индуизме, буддизме, иудаизме, христианстве, исламе и т. д.).

При всём внешнем (экзотерическом) различии, существующем на уровне догм, символов и ритуалов, между этими традициями существует внутреннее (эзотерическое) единство и родство. Дело в том, что все эти религиозные традиции представляют собой более или менее адекватные "фрагменты" или "остатки" Единой Примордиальной (Предвечной) Традиции, являющейся хранилищем абсолютно полного и точного метафизического знания. Так что, строго говоря, ни одна из существующих ныне религиозных форм не может претендовать на владение Абсолютной Истиной во всей её полноте. И только "посвящённые", принадлежащие к тайным эзотерическим братствам (и вне зависимости от своей конфессиональной принадлежности), могут приблизится к адекватному постижению высших истин Традиции.

К важнейшим составляющим последней относится учение о космических циклах - "циклология". Утверждается, что все аспекты реальности подчиняются закону "вечного возвращения". (Подобное представление действительно встречается у многих архаических народов - от гомеровских греков до древних индусов и китайцев.) Согласно ему, например, периодически возникают и гибнут физические вселенные и человеческие расы (в оккультном смысле слова - "лемурийцы", "атланты", "гиперборейцы"). При этом в рамках каждого цикла развитие событий происходит в строго установленном направлении - в направлении упадка и деградации.

Соответственно, в "нашем цикле" существования человечества "выстраивается иерархия: Единая Истина - примордиальная Традиция, Вторичные Истины - отдельные религиозные и традиционные формы, и, наконец, Отрицание Истины - современный мир анти-традиции. Причем временная и логическая последовательность в метафизическом видении человеческого цикла (как и любого цикла вообще) такова: вначале - полнота "райского" состояния, затем - долгий период частичных подъёмов и падений, и наконец - полный упадок, "мерзость запустения". На этой логике основаны все метафизические и традиционные сакральные доктрины. И сам факт, что теория деградации Бытия в наше время заменена теорией эволюции, свидетельствует о полном отрицании современным миром основ и принципов мировоззрения, свойственного всем традициям и религиям без исключения". (Это описание геноновской "философии истории" принадлежит Дугину.)

Далее, со ссылкой на данные индуистской традиции, Генон утверждал, что мы живем в последней фазе последней четверти "нашего человеческого цикла". Иначе говоря, мы пребываем в самом тёмном периоде истории - в конце Кали-Юги или "Железного Века", буквально накануне его завершения. В этот период человечество максимально отдаляется от своего духовного истока, от Сакральной Традиции, и отдается во власть негативных сил материи.

Аспектам этого периода человеческой истории посвящена книга Генона "Кризис современного мира" (1927), изданная по-русски и прокомментированная Дугиным в 1991 году. (Следует отметить, что именно с этой книги началось в 60-е годы увлечение традиционализмом Головина и Джемаля, так что её по праву можно назвать "подлинным истоком и тайной дугинизма".)

Согласно Генону, кризис современного мира носит тотальный характер. Он затрагивает все стороны реальности человеческого плана - духовность, интеллектуальную сферу, мораль, политику, социальную структуру и проч. При этом все "внешние" проявления кризиса (мировые войны, революции, классовая борьба, технические катастрофы и т. п.) являются лишь следствиями "внутренних" причин - отказа от высшей духовности и происходящего вследствие этого фундаментального изменения принципов мышления. Эти процессы, абсолютно неизбежные при всей своей негативности, охватывают весь мир, но их историческим эпицентром является Запад.

Именно Запад порвал связь науки с Сакральной Традицией и, отвратив учёных от исследования духовных реальностей, направил их внимание на материальный мир. Именно на Западе впервые восторжествовали материализм и индивидуализм как социально-философские установки. Именно на Западе произошло прогрессирующее разрушение "нормальной социальной формы" - традиционного кастового общества. Кроме того, в нашу эпоху Запад, руководствуясь лживой, "сугубо современной" идеей прогресса, выступает в качестве агрессивной антитрадиционной силы, несущей разложение и гибель сохранившемся на Востоке традиционным цивилизациям (исламской, индуистской, буддистской, конфуцианской и др.).

Сложившуюся ситуацию Генон резюмирует следующим образом: "В течение последних столетий Западная цивилизация претерпела фундаментальные изменения, гораздо более серьёзные, чем все извращения, имевшие место в предшествующие периоды упадка, так как на этот раз вся человеческая деятельность полностью и радикальным образом изменила свою ориентацию и свой сущностный характер". В таких условиях для человека, сохранившего связь с Традицией, остается единственный выбор - встать в радикальную оппозицию к Западу, к "современному миру" со всеми его атрибутами (научно-техническим прогрессом, промышленностью, всеобщим образованием, национальными государствами, политической демократией и проч. и проч.). "Восстание против современного мира" - такую формулу даёт этой оппозиции близкий друг и ученик Генона итальянец Юлиус Эвола. Тот же смысл имеют и словосочетания "консервативная революция" и "третий путь".


Консервативная революция

Отрицание Модерна обретает в среде европейских традиционалистов в 20-30-е годы и чёткую политическую форму. Сам Генон в "Кризисе современного мира" недвусмысленно намекает на свои симпатии к фашистскому движению. Эвола становится неофициальным советником Муссолини и сотрудничает с научными учреждениями СС. Другой почитатель Генона, известный религиовед Мирча Элиаде активно участвует в деятельности румынской "Железной Гвардии" (печально "знаменитой" дикими еврейскими погромами). Так что не без оснований Луи Повельс и Жак Бержье, авторы посвященнной оккультным аспектам нацизма книги "Утро магов", писали, что: "Фашизм - это генонизм плюс танковые дивизии". (Этот тезис, кстати, неоднократно озвучивал и сам Дугин.)

В статье "Консервативная революция" (1991) Дугин формулировал эти идеи предельно откровенно: "Итальянский фашизм в его ранние периоды, а также во время существования Итальянской Социальной Республики на севере Италии (Республика Сало), почти целиком основывался на принципах Консервативной Революции. Но наиболее полным и тотальным воплощением Третьего Пути был германский национал-социализм. В принципе, само словосочентание "национал-социализм" имеет явно "консервативно-революционный" характер, так как подобное объединение правой концепции национализма с левой концепцией социализма в понимании идеологов этой партии и было призвано подчеркнуть то, что речь идёт именно о Третьем, ни правом и ни левом, Пути". (Это лишь десять лет спустя Дугин стал юлить, говоря в Программе ОПОД "Евразия", что: "Глубинное охранительство нисколько не противоречит активной социальной динамике, так как объективный ход истории требует постоянной адаптации сущностных идентификационных элементов к меняющимся условиям. Система само собой возникающих новых вызовов требует активного социального творчества, но последний субъект этого творчества, меняясь и трансформируясь, должен сохранить свою высшую идентичность. Такое сочетание охранительного (консервативного) и творческого (революционного) начала определяется как "консервативная революция".

Каков же был тот конечный "социальный идеал", который скрывался за декларациями германских "консервативных революционеров" о величии нации, героизме немецкого труженика, нордическом христианстве и проч.? На этот счёт есть весьма авторитетное свидетельство, принадлежащее Герману Раушнингу (бывшему руководителю нацистов г. Данцига).

В личных беседах Гитлер говорил ему буквально следующее: "Я пользуюсь идеей нации по соображениям текущего момента. Но я знаю временную ценность этой идеи. Придёт день, когда даже у нас, в Германии, мало останется от того, что мы называем национализмом. Над всем миром встанет всеобщее содружество хозяев и господ... Следует не устранять неравенство между людьми, но усугубить его, поставив непроницаемые барьеры. Какой вид примет будущий социальный строй, я вам скажу, камрад. Будет класс господ и толпа разных членов партии, размещённых строго иерархически. Под ними - анонимная масса, низшие навсегда. Ещё ниже - класс побеждённых иностранцев, современные рабы. Над всем этим встанет новая аристократия... Но все эти планы не должны быть известны рядовым членам партии".

Итак, конечная политическая цель "традиционализма" обозначена предельно чётко - восстановление кастовой, пирамидальной структуры общества. (Которая в классической форме была свойственна древним афро-азиатским деспотиям - от Египта до Индии и Китая.) Наверху социальной пирамиды - интеллектуально-политическая элита ("брахманы"), под ними - военно-административная прослойка ("кшатрии"), ещё ниже - простые труженики, производители ("вайшья"), а в подножии пирамиды - покорённые иноземцы, бесправные рабы ("чандала"). Таким образом, Запад возвращается к наследию индо-ариев, к Сакральной Традиции. Вновь, теперь уже навсегда, он отождествляется с Востоком...


Путь господ

Как же обустраивалась, организовывалась "консервативными революционерами" сама верхушка описанной пирамиды, новая нацистская элита? Какие предметы, помимо "технологий власти" (законодательных, судебных, административных и военных), занимали умы тех, кого Генон именовал "подлинной интеллектуальной элитой"? В чём заключался духовный подвиг "тех, кто добровольно принял аскетический, героический стиль рыцарского, жертвенного служения Новому Государству"?

Итак, "третий рейх", по замыслу его архитекторов, должен был стать сложным иерархическим образованием, системой "концентрических кругов". Посреди огромных колониальных пространств (включающих бывшую Россию, страны Азии, Африки, Латинской Америки) должна была разместиться Европа, центром которой мыслилась, естественно, Германия. "Стержнем" последней являлась бы НСДАП, над которой, в свою очередь, возвышались бы СС ("Чёрный Орден"). Внутри СС должен был находиться и подлинный духовный центр империи - институт "Наследие предков".

Советский исследователь Ефим Черняк писал об этом центре следующее: "В 1935 г. по приказанию Гиммлера в СС был создан отдел под названием "Наследие предков" (Ahnenerbe) во главе с доктором Гансом Робертом Скультетусом. Этот отдел посылал экспедиции в Эфиопию и даже в Тибет на поиски останков "гигантов", являвшихся, согласно вымыслу расистских оккультистов, родоначальниками арийских народов. Для эсэсовцев разных рангов были созданы "орденские замки". Всё, что происходило в них, должно было быть окружено непроницаемой тайной. В этих святилищах СС, построенных узниками концлагерей в Вевельсбурге близ Падерборна в Вестфалии, Зонтхофена в Баварии, Фогльзанге в Рейнской области, Кресинзее в Померании, была введена сложная система обрядов, воспроизводящая ритуалы средневековых орденов, дополняющаяся лекциями, которые читали новоявленным "рыцарям" Розенберг, Дарре, Риббентроп, многие другие высшие чины "третьего рейха", псевдоученые адепты расизма и оккультизма (в том числе и упоминавшийся нами Эвола. - Т.П.)".

Эту специфическую характеристику дополняют Луи Повельс и Жак Бержье, писавшие, что "перечень "научной" тематики Ahnenerbe, объектов тщательных и дорогих работ, поражает здравый рассудок: братство Розы-Креста, символическое значение отказа от арфы в музыке Ульстера, оккультное значение готических башенок, оккультное же значение шляп-цилиндров Итонского университета в Англии... Действуя по заданиям Ahnenerbe, д-р Шеффер привёз из Тибета "арийских" лошадей для их научного исследования и "арийских" пчёл, собирающих мёд особенного свойства. Во время войны Ahnenerbe организовал в концлагерях ужасающие опыты над живыми людьми. Этому институту было предоставлено право "пользоваться всеми возможностями, которые можно извлечь из концлагеря Дахау". [В рамках этой программы] профессор Хирт создал "коллекцию типичных еврейских скелетов", а Зиверс отдал приказ вторгшимся в Россию нацистским армиям собрать коллекцию черепов "еврейских комиссаров".

На Нюрнбергском процессе директор Ahnenerbe, штандартенфюрер СС Вольфрам Зиверс (кстати, тесть Гиммлера) подробно и хладнокровно описывал технологические детали умерщвления, расчленения трупов и консервации тканей тех военнопленных, чьи антропометрические параметры интересовали нацистских медиков...

А теперь посмотрим, что по поводу деятельности Ahnenerbe пишет Дугин ("Консервативная революция", 1991): "В рамках национал-социалистического режима существовал некоторый интеллектуальный оазис, в котором концепции Консервативной Революции продолжали развиваться и исследоваться без каких-либо искажений, неизбежных в других, более массовых, проявлениях режима. Мы имеем в виду организацию Ваффен-СС в её интеллектуально-научном, а не военно-политическом аспекте. Ваффен-СС и, особенно, научный сектор этой организации "Аненербе", "Наследие предков", разрабатывали ортодоксальные консервативно-революционные проекты. В частности, вместо узконационального германизма внешней пропаганды, СС стояло за единую Европу, разделённую на этнические регионы с нео-феодальными центрами, и при этом этническим немцам никакой особой роли не отводилось. Сама эта организация была международной, и в неё входили даже представители "небелых" народов - азиатские и ближневосточные мусульмане, тибетцы, тюрки, арабы и т. д. Геополитические проекты СС ориентировались не столько на экономические, сколько на сакрально-географические реальности, и страны традиционного Востока представляли собой здесь наибольший интерес (вспомним о многочисленных экспедициях СС-овцев в Гималаи, Тибет, Индию и т. д.). СС воспроизводило определённые стороны средневекового духовного рыцарского Ордена с типичными идеалами преодоления плоти, нестяжательства, дисциплины, медитативной практики..."


Время - назад!

Но было бы ошибкой думать, что "проект Дугина" заканчивается на уровне "второго издания" или формальной реанимации "оккультно-мистического нацизма". (Хотя, как нам кажется, большинство рядовых членов партии "Евразия" не подозревает о существовании даже и этого уровня доктрины.) Дело обстоит сложнее и, как говорится, "круче".

В малотиражной молодёжной газете "Кали-Юга" в 1998 году Дугин (тогда ещё лидер НБП) опубликовал весьма любопытный текст "5 тезисов о смысле жизни" (впоследствии он включил его в двухтомник "Русская вещь", изданный в 2001 году). Затем, уже после учреждения респектабельной "Евразии", он дал к нему показательный интернет-комментарий: "Ортодоксия Третьего Пути остается теоретически неизменной. Её практическая неприменимость и серия провалов в реализации - не на уровне результатов, на уровне первых шагов подготовки, и это уже нельзя списать на Систему - заставляет тактически кое-что скорректировать. Причём ортодоксальный Третий Путь не смог собрать минимальной критической массы не только в России, но и в Европе, чему свидетельство полный упадок и вырождение "новых правых". Для меня очень важен маленький текст "5 тезисов о смысле жизни". Если его рассмотреть как метафизическую программу, станет понятно скольжение нового курса. Я всегда утверждал, что слова, даже сказанные просто так, призывают сущность. Третий Путь в любых формах, как и заклинания Державы, нации, империи и Евразии, обязательно дадут результат".

Итак, процитируем этот текст: "Пора называть вещи своими именами, не обращая внимания на корректность и академизм стиля. Становится ясно, что никто нас-таки и не поймёт, и не примет. Следовательно, придавать дискурсу отвлечённый тон не имеет большого смысла. В конце Кали-Юги в шахматы не играют. Каждый должен уяснить себе, чего мы хотим и чего мы хотим лично от вас. Вопрос о смысле жизни. Вполне нормальная проблематика. На переломных эпохах его ставят без усмешки и обиняков". Далее Дугин описывает пять уровней своей задачи: 1) "Необходимо понять ход истории"; 2) "Необходимо поучаствовать в ходе истории"; 3) "Необходимо изменить ход истории"; 4) "Необходимо повернуть ход истории вспять"; 5) "Необходимо остановить ход истории". К последним двум тезисам нам следует присмотреться внимательнее.

Четвёртый уровень "смысла жизни" сформулирован следующим образом: "Необычайный подвиг. Тише, здесь начинается разоблачение наших тайных помыслов. Это самая высокая степень изменения хода истории. Если вы обращаете время вспять, значит вы равнозначны с самой историей, вы её дубль, человеко-время. Значит вы внутри, а не вовне. И колесо событий семенит вокруг вас. На это способны только герои и святые. Но кто сказал, что двуногие свиньи терпимы в глазах онтологии? Тот, кто имеет форму человека, должен быть либо человеком, либо он будет наказан... Кто-то низвергнется, кто-то наконец научится парить в регионах огня. Вобрать в себя испущенное семя, затолкать внутрь гортани произнесённое слово... Холокост времени. Топмодели - онтологические жертвы новых метафизических снайперов. Мёртвая Наоми Кэмпбелл в аду крутит мозговой барабан из костей Якубовича. Новое национал-большевистское "Поле Чудес". Влад, он только что был жив... Мы тебя не забудем... Как это не забудем? Со всем этим надо разбираться решительно. Время - назад!"

Уровень пятый и последний Дугиным описан так: "Если мы сумеем обратить ход истории вспять, уже попадём в мир, где всё не так как вчера, как сегодня, как завтра. Будет ли история тогда, когда она обратит своё течение вспять? Можно ли назвать Иордан, в который ступил Спаситель, и который от ужаса перестал течь в привычном направлении "рекой"? Или застывшие воды Красного Моря, по которому шёл Моисей, "морем"? Но субтильная разница остаётся. В обратном направлении или вообще без направления... Далёкая, естественно, перспектива, но не пустой разговор. Обратно или вообще никуда? Начать снова или оставить в таком состоянии? Чтобы быть последовательными, ответим честно: прийдется остановить, хотя кое-какие могущества так просто с этим не согласятся. Сложная невыносимая драма в статическом зависании, неподвижная динамика колоссального вопроса. Но прийдется остановить..."

Итак, всё сказано. Точки над "i" расставлены. Цель Дугина и сознательных дугинистов - это "конец истории". Но не в коммунистической или либеральной интерпретации (наподобие Фукуямы), а в духе Генона и Гитлера, в смысле финального уничтожения "современного мира". Какую цену мог бы заплатить сам Дугин за реализацию этой "великой мечты"? Абсолютно любую. При этом мы даже не имеем в виду миллионы жизней "двуногих свиней" или "двуногих бессмыслиц" (это само собой разумеется). Логика политических альянсов Дугина свидетельствует, особенно наглядно в последнее время, что в жертву своей Химере он готов принести и воспеваемые им "по долгу службы" геополитические конструкции - "Великую Россию", "Евразийскую интеграцию", "Континетальный блок", "Антиатлантистский пакт" и всё прочее. А что касается простодушных нынешних последователей из "Евразии", то... Ну что, короче, говорить об очередной порции "низкокачественного человеческого материала"?

P.S. Завершить статью мы позволим себе историческим анекдотом или, другими словами, описанием абсолютно реального случая. В начале 90-х годов Дугин делал доклад о геополитике на собрании преподавателей Академии Генерального штаба. Когда он, рассуждая о "Великой войне континентов", заявил, что её пиком станет оккультная битва на Сатурне, один из генералов вскочил и с криком "Я не могу больше слушать этот бред!" выбежал из зала. Однако другой генерал, тогдашний заведующий кафедрой военной стратегии, сказал: "Нет, коллеги. Всё-таки давайте дослушаем. Ведь это очень интересно". С тех пор этот генерал-лейтенант упоминается во всех изданиях дугинских "Основ геополитики" в качестве научного редактора...



Часть I | Часть II