Подробное описание databet88 тут.


| Аналитическая антропология | Главная страница |


Сергей Агабеков

Кафиристан


В горах Восточного Афганистана, слева от дороги между Кабулом и Джелалабадом, отгороженная горными хребтами, находится необычная местность - Кафиристан. Особенность этого района заключается в необычном населении, проживавшем там до похода мусульманского завоевателя, кабульского эмира Абдуррахмана. В 1894 году, одна часть населения Кафиристана была насильственно обращена в ислам, а другая уничтожена [1, стр.42]. Сама местность была переименована в Нуристан. Происшедшее событие вовсе не удивительно, учитывая традиционную экспансивность ислама, на протяжении веков старавшегося стереть религиозную память завоеванных народов. Удивительно другое, - как малочисленные остатки древнего населения Восточного Афганистана, не пожелавшего принять ислам, сумели сохранить свою аутентичную религию в столь враждебном окружении. Вероятно, это смогло произойти из-за труднодоступности района их проживания.

Название Кафиристан происходит от арабского слова "кафир", что означает "неверный", немусульманин. Происхождение кафиров до конца не известно. Среди кафиров встречаются голубоглазые блондины, большая часть имеет светлый цвет кожи; есть мнение, что их общий внешний облик в большей степени напоминает жителей северной Европы, нежели Азии. Существует точка зрения, что это потомки греков, пришедших в Афганистан в войсках Александра Македонского. По другим мнениям кафиры либо представители народностей соседней Индии (на антропологическое сходство указывал советский ученый Г.Ф. Дебец), либо древняя восточная ветвь индоевропейского населения. Необычный для данной местности облик может объясняться изолированным проживанием и, как следствие, близкородственными браками.

Антропологические исследования Дебеца, проведенные в 60-х годах показали, что исламизированные кафиры делятся на шесть народностей: гуджары, нари, чиласи, кати, ашкуни, тирай. Вот краткое описание этих народностей [2, стр.1]:

Кати. Жители села Камдеш (Кунарская провинция) и окрестных поселков. Язык относится к группе кафирских (нуристанских);

Гуджары. Представители этого народа, главная масса которого живет в Кашмире, происходят из селений Хунанукац и Сунагала (Кунарская провинция). В Афганистане проживают в селении Нангарадж в долине Алингара (центр округа Нуристан) [3, стр.1]. Живут отдельными семьями в ущельях в северной части округа. Жилище - шалаш из ветвей. Козоводы. Земледелием не занимаются. Язык, по их словам, тот же, что и у гуджаров Кашмира и Кунарской долины. В бассейне Алингара их насчитывается около 400 семей. Браки исключительно с гуджарами же, но не только в пределах долины Алингара [3, стр.1].

Нари. Жители селения Нарлей (Кунарская провинция). В лингвистической литературе их язык (нарунджи) рассматривается как диалект языка гавар бати, относящегося к числу так называемых кохистанских языков.

Чиласи. Жители селения Чиласи (Кунарская провинция). Лингвисты считают их язык диалектом языка пашаи [2, стр.1].

Ашкуни. Проживают в селении Нангарадж. Афганцы называют их вама. Они не джадиди (новообращенные), т.к. приняли ислам до похода Абдуррахмана, впрочем незадолго. Живут в нескольких деревнях по левым притокам верхнего течения Алингара. Браки почти исключительно между собой.

Тирай. Проживают в центре округа Родат (сел. Ширший) и в сел. Митрани - одном из старейших в долине Курт, где и живут все тирай. Теперь говорят только на пушту, некоторые старики помнят отдельные слова и выражения на языке своих отцов и дедов. Смена языка началась при Абдуррахмане. Этноним тирай помнят отчетливо, но воспринимают его как название одного из пуштунских племен. Считают, что всего в долине Курт около 13 тысяч человек обоего пола. Брачных ограничений нет, но фактически заключают браки в пределах долины Курт [3, стр.2].

"Собранные материалы несколько разъясняют вопрос о происхождении нуристанцев. Среди исследованных автором афганских групп самыми светлыми действительно оказываются ашкуни (вама). Оставим вопрос о необычности распределения, а именно о малой частоте смешанных оттенков. Вместе с тем, по некоторым специфическим признакам они близки к народам, говорящим на языках индийской ветви" [3, стр.4].

Таблица антропологических признаков [3], [4]:

НародОбщее
число
наблюдений
Возрастные
группы (%)
Цвет
кожи
Цвет глаз
20-2526-3940-60светлый
(3,7,9)
смугловатый
(10-14)
смуглый
(15-18)
темный
(2)%
средний
бал (0-2)
гуджары4427532055450841,84
нари343856685150881,88
чиласи402055256532372,51,72
кати11323492883170801,78
ашкуни6314592787130551,43
тирай10028413176240851,82
пуштуны
(лагман)
[для
сравнения]
10024443276240781,76


НародЦвет волос
Общее
число
наблюдений
274578
гуджары324753000
нари29175517110
чиласи24888400
кати8322601341
ашкуни49
+1
рыжий
123337018
тирай3636441730
пуштуны
(лагман)
592768302


Первые исследователи и миссионеры начали проникать в Кафиристан после колонизации Индии, но по настоящему объемную информацию про его жителей предоставил английский врач Георг Скотт Робертсон, посетивший Кафиристан в 1889 году и живший там в течение года. Уникальность экспедиции Робертсона в том, что им был собран материал по обрядам и традициям кафиров до исламского вторжения. К сожалению, ряд собранных материалов было утеряно при переправе через Инд во время его возвращения в Индию. Тем не менее, сохранившиеся материалы и личные воспоминания позволили ему издать в 1896 году книгу "Кафиры Гиндукуша" ("The Kafirs of Hindu-Kush").

На основе наблюдений религиозно-обрядовой стороны жизни кафиров, сделанных Робертсоном, можно вполне обосновано утверждать, что их религия - сильно трансформированный под влиянием местных культов Зороастризм. Основными аргументами в пользу этого утверждения могут служить отношение к огню и погребальный обряд. Ниже мы опишем некоторые традиции, религиозные основы, культовые здания и обряды кафиров.

Главным, "столичным" у кафиров было село под названием "Камдеш". Дома Камдеша располагались ступенями по склонам гор, поэтому крыша одного дома была двором для другого. Дома были богато украшены сложной деревянной резьбой. Полевыми работами занимались не мужчины, а женщины, хотя мужчины предварительно очищали поле от камней и упавших бревен. Мужчины же в это время занимались шитьем одежды, ритуальными танцами на сельской площади и решением общественных дел.

Основным предметом поклонения был огонь. Кроме огня кафиры поклонялись деревянным идолам, которые вырезались искусными умельцами и выставлялись в святилищах. Пантеон состоял из множества богов и богинь. Главным считался бог Имра. Также весьма почитаемым был бог войны Гиша. Каждая деревня имела своего мелкого божка-покровителя. Мир, согласно поверьям, был населен множеством борющихся друг с другом добрых и злых духов.

В. Сарианиди, опираясь на свидетельства Робертсона, описывает культовые сооружения так:

"…главный храм Имры находился в одном из селений и представлял собой большое сооружение с квадратным портиком, крыша которого поддерживалась резными деревянными колоннами. Одни из колонн были сплошь украшены скульптурными головками баранов, другие имели только у основания одну вырезанную в круглом рельефе голову животного, рога которого, обвивая ствол колонны и перекрещиваясь, поднимались вверх, образуя своеобразную ажурную сетку. В ее пустых ячейках располагались скульптурные фигурки потешных человечков.

Именно здесь, под портиком, на специальном камне, почерневшем от запекшейся крови, и совершались многочисленные жертвоприношения животных. Передний фасад храма имел семь дверей, знаменитых тем, что на каждой из них было устроено еще по одной маленькой дверце. Большие двери были наглухо закрытыми, лишь две боковые открывались, да и то в особо торжественных случаях. Но главный интерес представляли створки дверей, украшенные тонкой резьбой и огромными рельефными фигурами, изображавшими сидящего бога Имру. Особенно поражает лицо бога с огромным квадратным подбородком, доходящим почти до колен! Кроме фигур бога Имры фасад храма украшали изображения огромных голов коров и баранов. С противоположной стороны храма было установлено пять колоссальных фигур, поддерживающих его кровлю.

Обойдя вокруг храма и полюбовавшись его резной "рубашкой", заглянем через маленькое отверстие внутрь, что, однако, нужно сделать украдкой, чтобы не обидеть религиозных чувств кафиров. Посредине комнаты в прохладном сумраке можно разглядеть прямо на полу квадратный очаг, по углам которого установлены столбы, также покрытые изумительно тонкой резьбой, представляющей собой изображение человеческих лиц. На противоположной от входа стене устроен алтарь, обрамленный изображениями животных; в углу под специальным балдахином стоит деревянная статуя самого бога Имры. Остальные стены храма украшены резными шапками неправильной полусферической формы, посаженными на концы шестов. … Отдельные храмы строились лишь для главных богов, а для второстепенных возводили одно святилище для нескольких божков. Так, имелись небольшие храмики с резными окнами, из которых выглядывали лица разных деревянных идолов" [1, стр.49].

В числе важнейших ритуалов были выбор старейшин, приготовление вина, жертвоприношения богам и погребение. Как и большинство ритуалов, выбор старейшин сопровождался массовыми жертвоприношениями козлов и обильными угощениями. Выборы главного старейшины (джаста) производились старейшинами из числа старейшин. Эти выборы также сопровождались чтением священных гимнов, посвященных богам, жертвоприношениями и угощением собравшихся старейшин в доме кандидата:

"…присутствующего на пиру жреца усаживают в центре комнаты, наматывают на его голову пышный тюрбан, богато украшенный раковинами, красными стеклянными бусами, а спереди - веточками арчи. Его уши унизаны серьгами, на шею надето массивное ожерелье, а на кисти рук - браслеты. Длинная рубаха, доходящая до колен, свободно спускается на вышитые штаны, заправленные в сапоги с длинными голенищами. Поверх этой одежды наброшен яркий шелковый бадахшанский халат, в руке зажат плясовой ритуальный топорик.

Вот один из сидящих старейшин медленно встает и, обвязав голову белой материей, выступает вперед. Он снимает сапоги, тщательно моет руки и приступает к жертвоприношениям. Собственноручно заколов двух огромных горных козлов, он ловко подставляет под струю крови сосуд, а затем, подойдя к посвящаемому, чертит ему кровью на лбу какие-то знаки. Дверь в комнату отворяется, и служки вносят огромные караваи хлебов с воткнутыми в них веточками горящей арчи. Эти караваи трижды торжественно обносят вокруг посвящаемого. Затем после очередного обильного угощения наступает час ритуальных танцев. Нескольким гостям раздают плясовые сапоги и специальные шарфы, которыми они перетягивают поясницу. Зажигают сосновые факелы, и начинаются ритуальные танцы и песнопения в честь многочисленных богов" [1, стр.47-48].

Другим важным обрядом кафиров был обряд приготовления виноградного вина. Для приготовления вина избирался мужчина, который, тщательно обмыв ноги, начинал давить поднесенные женщинами виноградные гроздья. Виноградные гроздья подносились в плетеных корзинах. После тщательной давки, виноградный сок разливался в огромные кувшины и оставлялся для брожения.

Праздничный ритуал в честь бога Гиша протекал так:

"…ранним утром жителей деревни будит гром множества барабанов, и вскоре на узких кривых улочках появляется жрец с бешено звенящими металлическими колокольчиками. Вслед за жрецом двигается толпа мальчишек, которым он время от времени бросает пригоршни орехов, а затем с притворной свирепостью бросается их прогонять. Аккомпанируя ему, дети подражают блеянью козлов. Лицо жреца выбелено мукой и обмазано сверху маслом, в одной руке он держит колокольчики, в другой - секиру. Извиваясь и корчась, он потрясает колокольчиками и секирой, выделывая почти акробатические номера и сопровождая их ужасными криками. Наконец процессия подходит к святилищу бога Гиша, и взрослые участники торжественно располагаются полукругом возле жреца и сопровождающих его лиц. Вот в стороне заклубилась пыль, и показалось стадо из пятнадцати блеющих козлов, подгоняемых мальчишками. Выполнив свое дело, они сразу убегают подальше от взрослых, чтобы заняться детскими шалостями и играми….

Жрец подходит к горящему костру из веток кедра, дающих густой белый дым. Рядом стоят заранее приготовленные четыре деревянных сосуда с мукой, растопленным маслом, вином и водой. Жрец тщательно моет руки, снимает обувь, выливает несколько капель масла в огонь, затем трижды окропляет жертвенных козлов водой, приговаривая: "Будь чист". Приблизившись к закрытой двери святилища, он высыпает и выливает содержимое деревянных сосудов, произнося ритуальные заклинания. Прислуживающие жрецу молодые парни быстро перерезают горло козленку, собирают брызнувшую кровь в сосуды, а жрец затем выплескивает ее в горящий огонь. В продолжение всей этой процедуры специальный человек, освещаемый отблесками огня, все время поет священные песни, что придает этой сцене оттенок особой торжественности.

Внезапно другой жрец срывает с себя шапку и, бросившись вперед, начинает дергаться, громко крича и бешено размахивая руками. Главный жрец пытается унять разошедшегося "коллегу", наконец тот успокаивается и, взмахнув еще несколько раз руками, надевает шапку и усаживается на свое место. Церемония заканчивается чтением стихов, после чего жрецы и все присутствующие касаются своих лбов концами пальцев и делают губами знак поцелуя, означающий религиозное приветствие святилищу.

К вечеру в полном изнеможении жрец заходит в первый попавшейся дом и отдает на хранение хозяину свои колокольчики, что является большой честью для последнего, и тот немедленно приказывает зарезать несколько козлов и устроить пир в честь жреца и его окружения. Так в продолжение двух недель с небольшими вариациями продолжаются торжества в честь бога Гиша" [1, стр.50-51].

Наконец одним из важнейших был обряд погребения. Похоронная процессия в начале сопровождалась громким женским плачем и причитаниями, а затем ритуальными танцами под бой барабанов и аккомпанемент камышовых дудок. Мужчины, в знак траура, надевали поверх одежды козьи шкуры. Заканчивалась процессия на кладбище, куда входить разрешалось только женщинам и рабам. Покойных кафиры, как и положено по канонам зороастризма, не зарывали в землю, а оставляли в деревянных гробах на открытом воздухе.

Таковыми, согласно красочным описаниям Робертсона, были ритуалы одной из затерянных ветвей древней могущественной и влиятельной религии. К сожалению, сейчас уже сложно проверить, где здесь скрупулезная констатация реальности, а где художественный вымысел. В любом случае сегодня у нас нет оснований подвергать сомнению рассказанное Робертсоном, хотя конечно есть подозрительные моменты. К примеру, вот этот рассказ:

"Когда будущий ясновидец был еще ребенком, они с отцом пасли коз на пастбище у одного безлюдного перевала. Однажды, проснувшись утром, мальчик обнаружил, что кусты возле их шатра облеплены большими, очень красивыми жуками серебристой окраски (вероятно, один из подвидов бронзовки). Отец сказал ему, что перед ним жуки, называемые «ведущими». Если в ночь молодого месяца пойти за таким жуком туда, куда он полетит, можно прийти к источнику света превращений. Этот свет невидим для людей, но жуки уверенно летят к нему. Через несколько суток наступила именно такая ночь, и мальчик решил проверить правдивость того, что услышал от отца. Жуки снова облепили куст возле шатра, но при этом ярко светились и были чем-то встревожены. То один, то другой из них взлетал и с громким жужжанием уносился куда-то… Дождавшись, пока взлетит очередной жук, мальчик побежал вслед за ним. Насекомое летело не слишком быстро и сияло, будто путеводная звезда… Жук привел мальчика в глубокую и узкую расщелину между скалами. Пришлось не без труда протискиваться… Он вышел к площадке, окруженной глыбами. Над центром площадки низко висел большой шар, усыпанный круглыми отверстиями, откуда исходил холодный синеватый свет. «Ведущий» влетел в одно из отверстий и не вернулся. Мальчик остался наедине с непонятным предметом. Вдруг шар словно учуял преследователя! Быстро поднявшись, он начал разворачиваться отверстием в сторону мальчика. Тот испугался, что сейчас его втянет в светящуюся дыру, и бросился бежать домой. Отец ни о чем не стал расспрашивать, но было видно, что он подозревает истину. А через неделю мальчик заметил у себя признаки ясновидения…"

Библиография.


  1. В.И. Сарианиди "Бактрия сквозь мглу веков", Москва, Мысль, 1984 г.
  2. Г.Ф. Дебец "Антропологические исследования в Афганистане", Москва, 1965 г.
  3. Г.Ф. Дебец "Антропологические исследования в восточных и центральных провинциях Афганистана (Нанграхар, Лагман, Вардак, Хазараджат)", серия: "предварительные отчеты об антропологических исследованиях в Афганистане вып.2", Москва, 1966 г.


| Аналитическая антропология | Главная страница |